2009 год

Журнал "Флексография" №6 (35) октябрь - ноябрь 2009 года

Стандартизация флексографской печати

Сорокин А.С.

главный технолог, компания «Аляска-Полиграфоформление»

Мне доводилось принимать участие в создании технической составляющей нескольких бизнес-планов полиграфических предприятий. Подчас жизнь вносила в них такие коррективы, что потом трудно было соотнести предприятие реальное и спроектированное на бумаге. Иногда сравнение было в пользу первого (не всё удаётся предусмотреть заранее), но чаще хорошо задуманное превращалось в нечто, называемое в архитектуре «эклектикой» (смешение не всегда согласующихся между собой стилей). Но люди, искажая задуманное, делали это сознательно, искренне надеясь претворить свои планы в жизнь...

По образованию я конструктор полиграфического оборудования. Профессию пришлось сменить, но подход остался. Трудно представить находящегося в здравом уме конструктора, проектирующего нечто абстрактное, с расчётом впоследствии посмотреть, будет оно летать, ездить или плавать. А при создании новых полиграфических производств нередки черты такого, с позволения сказать, интуитивного подхода. 


Закупается дорогостоящее оборудование с набором мало понятных опций и половина дела считается сделанной. Всё это затаскивается в мало приспособленное помещение. Переманивается печатник от потенциального конкурента. Остальные попытки организации производства сводятся к минимуму и делаются по принципу «как-нибудь и желательно подешевле». Снимается шикарный офис. Нанимаются виртуозные продавцы-универсалы, готовые продавать что угодно и кому угодно. Начинается работа по формированию портфеля заказов (заметьте — только теперь). Дальнейшее попытаюсь проиллюстрировать на примере сбора грибов в лесу 

Деревенские, считают нас, городских, мягко говоря, не совсем адекватными, а проще — не приспособленными к жизни полудурками. И вот почему Городской, идя в лес, намеревается собирать грибы вообще. Не белые, не красные, не на соление или жарку, а вообще — грибы. Поэтому собирает и хорошие, и поганки с мухоморами (ну очень красивые!). Принеся их домой, начинает думать, что с этим добром делать... Хорошо, если есть пожившая в деревне бабушка. Она разберёт грибы, не даст отравиться, пожарит их, и посолит, и посушит. 

На основе такого грибного сбора рождаются подлинные кулинарные шедевры. Только беда — на нём нельзя строить бизнес. Кто-то высаживает шампиньоны и собирает в год несколько урожаев. Другие скупают у населения грибы определённых сортов и перерабатывают. Не буду проводить аналогии, и так понятно. 

Говоря о стандартизации, не станем рассуждать о маркетинге: надеюсь, в этой сфере есть представители, которые найдут, что сказать по делу. Хотя некоторые «специалисты» утверждают, что продать можно всё, даже то, что никто не собирался покупать. Это большие люди — флаг им в руки. Общение с ними предлагаю строить на базе следующей установки: «Я слепил продукт из того, что было, иди и продавай его, как знаешь». Однако вернёмся к «производственному помещению». Оно должно быть просторным, чистым, светлым, температура внутри должна поддерживаться в пределах 18-22 °С, относительная влажность около 60%. Какое отношение это имеет к стандартизации? Самое прямое. 

Просторное 

О стабильных свойствах расходных материалов для полиграфии (бумага, краска) можно говорить лишь после их полной акклиматизации в условиях, близких к условиям печати и дальнейшей переработки. Для естественной акклиматизации, которая протекает не менее суток, должна быть предусмотрена соответствующая площадь. С бумаги снимают транспортную и консервирующую упаковку. Суточный запас расходных материалов, перенесённый из многоярусного хранилища в цех и распакованный, займёт места не меньше, чем печатная машина вместе с зоной обслуживания. 

И ещё должны остаться свободными коридоры для транспортировки. Продукт вышедший с печатной машины является полуфабрикатом, для него тоже нужно предусмотреть место. Для большинства машин диаметр рулона на устройстве размотки — 1 м, на намотке — 720 мм. Для справки: это ровно половина метрового роля. Значит, количество ролей-полуфабрикатов удвоится. После ламинации и некоторых других операций рекомендуется выдержать полуфабрикат до последующей переработки не менее суток. Практически, на площадях производства единовременно находится 2,5-3 суточных объёма расходных материалов. Убедил? 

Чистое 

Каким бедствием является пыль при печати по плёночным материалам, вам скажет лишь тот, кто с ним сталкивался лично. К сожалению, проектировщики редко учитывают этот фактор. В сочетании с электростатикой, возникающей при трении полимеров, это кошмар! Со статикой борются, поддерживая стабильную температуру и влажность. Не помешает надёжное заземление оборудования и устройства для снятия статики с движущегося полотна. Пыль (особенно бумажная) рождается при резке. Значит, участки резки и печати логично изолировать. Пыль поступает извне в щели дверей и окон. Этих щелей не должно быть вообще или они должны быть сведены к минимуму. Плюс к этому в помещении следует создать избыточное, по отношению к внешнему, давление, чтобы в оставшиеся щели сквозняки дули не внутрь, а наружу. Для чего приточная вентиляция должна подавать в цех объём воздуха больший, чем тот, что вытягивается технологической и общеобменной системами. 

Ну ладно пыль и воздух, а на ногах сколько ещё грязи нанесли! Тут стоит поучиться у «буржуев». На одном из предприятий, где пришлось поработать, для рабочих и иных посетителей производственных помещений был отдельный вход. Поначалу даже возникали подозрения в некоей дискриминации производственников на фоне офисных работников... Но дело было в другом: за этим входом начинался длиннющий коридор, застеленный влажными резиновыми матами, на которых и оставалась вся грязь с ног работников. 

Да, чуть не забыл. Территория вокруг производства (по крайней мере, в радиусе 300 м) тоже была идеально подметена и вымыта. И она должна была быть чистой непременно к приходу людей на смену, а после убиралась вновь. Нашим многочисленным визитёрам на западные производства кажется, что всё сияет и блестит если и не к их приезду, то по врождённой (дурацкой) буржуйской привычке к чистоте. Нет, они просто считают деньги. 

Светлое 

О специальных требованиях к нормированному освещению расскажу в следующий раз. Особая тема — освещение для контроля непрозрачных этикеток (на отражение) и прозрачных (на просвет). Пусть на этом концентрируются продавцы просмотровых столов, им за это деньги платят. На производстве должно быть обеспечено правильное сочетание общего и местного освещения. В общем, внимательно читайте требования, изложенные в документах по освещению производственных помещений и охране труда. 

И помните, что отпечатанный продукт (этикетка, упаковка) будет эксплуатироваться при определённом освещении. И оценивать его будут в зависимости от того, как он при нём смотрится. Освещение же можно сымитировать. Лампы накаливания достаточно реалистично передают солнечное освещение. Лампы так называемого «дневного света» дают холодное белое освещение. Женщины знают, что при таком свете можно показаться слишком бледной, поэтому краситься следует ярче. Это верно и для этикетки. Галогенные лампы в витринах холодильных прилавков — особая статья. В зависимости от добавок (галогенов) спектр их излучения радикально меняется. Всё это — предмет качества и стабильности процесса. 

Про температуру и влажность достаточно ясно сказано в предыдущих абзацах.

 

 

 

Журнал "Флексография" №4 июнь - июль 2009 года

Стандартизация растискивания *

*Публикация подготовлена на основе материалов виртуального круглого стола по проблемам стандартизации флексографского производства, прошедшего на объединённом портале Publish.ru. 

А.С.Сорокин
главный технолог, компания «Аляска-Полиграфоформление»


Растискивание - главное препятствие на пути стандартизации флексографского процесса. Конечно, оно есть во всех способах печати, но... Федот, да не тот! Есть две причины, по которым флексографская печать и её растискивание отличны от прочих: принцип высокой печати (флексография - её разновидность) и жидкие краски. Растискивание складывается из: 

  • оптического растискивания из-за дифракции, возникающей на краях выгравированных лазером отверстий в чёрном масочном слое цифровой формы в процессе её экспонирования; 
  • растискивания из-за искажений реального размера точки, происходящих в человеческом глазу; 
  • физического растискивания красочной капли на поверхности запечатываемого материала из-за давления при печати; 
  • растискивания, связанного с растеканием жидкой краски на поверхности запечатываемого материала; 
  • растискивания из-за впитываниякраски материалом (как на промокашке, клякса всегда больше капли). 


В связи с повсеместным пере-ходом на цифровой вывод фотополимерных печатных форм и отказа от плёнки, использовавшейся в старом аналоговом копировальном процессе, связанная с плёнкой интерференционная составляющая растискивания исчезла. Я её даже не упоминал. Из-за малой толщины выжигаемого "аблационного" слоя цифровой печатной формы диф-ракцией при огибании препятствия тоже можно пренебречь. 

От свойств человеческого глаза никуда не уйти, но это явление в равной степени присутствует во всех способах печати. Поэтому на нём заострять внимание тоже не станем. Пятый компонент исключим для простоты: предположим, печать идёт на плёнке с нулевой впитываемостью. 

Составляющие 3 и 4 оказывают решающее влияние на растаскивание, и их придётся рассмотреть подробнее. 

Растекание краски связано с разностью поверхностного натяжения запечатываемого материала (в нашем случае плёнки) и жидкости (краски). У первой величину натяжения корректируют химической обработкой, "короной" (коронным разрядом) и "плазмой". Результат можно измерить пробными жидкостями, имеющими заданную величину поверхностного натяжения (и получить те самые пресловутые "дины"). Обрабатывая плёнку "короной", мы намеренно меняем кислотность её поверхности для улучшения закрепляемое™ краски и при этом невольно меняем условия её растекания по этой поверхности. 

С растеканием краски как таковым тоже не всё просто. В спиртовых красках около 60% массы составляет коктейль из различных органических растворителей. Для изменения вязкости и скорости высыхания краски добавляем "ускорители" или "замедлители". У всех растворителей разная величина поверхностного натяжения. Чтобы убедиться, посмотрите, как они ведут себя на стекле. Конечно, и величину поверхностного натяжения жидкостей можно определить, имея поверхности с заданными показателями. Но вспомните, проводил ли кто такие замеры в условиях производства в частности? Оставим это для теории и вернемся к практике. 

У красок УФ-отверждения поверхностное натяжение выше, чем у спиртовых. Об этом можно судить по требованиям к запечатываемой поверхности (40-42 дин), которые выше, чем при работе со спиртовыми (34-37 дин). Вязкость УФ-красок не принято измерять и корректировать, но известно, что и она у красок различная. Пигменты определяют состав связующего компонента, который влияет на вязкость. А пигменты в разных красках разные. 

Ещё растекание краски зависит от температуры, влажности и, не удивляйтесь, электрической напряжённости окружающей среды. К примеру, полиграфисты с опытом знают: во время летней грозы, при открытых окнах, с краской случается такое, что приходится вовсе сворачивать печать. Говорят, "воздух напоен озоном", а он мощный окислитель. Потом, после грозы, всё приходит в норму. 

Если на узкоспециализированных производствах можно в некоторой степени стабилизировать растекание краски на поверхности материала, то в условиях оперативной полиграфии, работающей с различными материалами и красками, - это абсолютно нереально. А как бы хотелось... 

С физическим растаскиванием вообще беда. Помните, что краски у нас жидкие? Возьмите капельку чернил (на английском наши краски и называются чернилами), капните на подушечку пальца и раздавите капельку на стекле. Мы сымитировали процесс высокой печати жидкими красками с использованием эластичных форм. Посмотрите на раздавленную каплю с обратной стороны, через стекло. Внешне получится отпечаток похожий на "бублик" или тор. Посредине оттиска краска раздавлена до самого тонкого слоя, а её излишки выдавлены на периферию. У каждой жидкости есть такая величина тонкой плёнки, меньше которой она сжаться не может, хоть прессом дави. Толщина красочного слоя в полиграфии хоть и мала (единицы микрон), но всё же больше критичной величины и поэтому сильно зависит от прилагаемого давления. Давление же зависит от: 

  • жёсткости и способности запечатываемого материала к деформации; 
  • жёсткости фотополимерной печатной формы; 
  • жёсткости липкой демпфирующей монтажной ленты; 
  • степени заполнения запечатываемой площади (особенно растра) на форме печатными элементами; 
  • степени износа печатной формы и, как следствие, уменьшения её толщины; 
  • набухания печатной формы от органических растворителей; 
  • набухания печатной формы под воздействием трения и возникающей температуры. 


И хорошо бы ещё знать, нет ли у печатника желания со всей силы придавить форму. Случается, через некоторое время после начала работы формный вал немного отходит от материала, что приводит к частичной непропечатке. Потому такое желание печатника естественно и понятно - он хочет сделать натиск чуть сильнее изначально. 
Известно, что кривая растискивания действительно "кривая", т. е. не линейна. Для её выпрямления имеются программные средства. 

В конце концов, не важно, по какой причине растискивание оказалось таким; главное, чтобы оно было стабильно. Для его инструментального контроля есть денситометр, который покажет, в пределах нормы или нет. Надо лишь предусмотреть на печатном поле достаточное количество "мир растискивания" и полей для его измерения. Если оно в пределах нормы, можно говорить о стандартизации, конечно, условной; если нет, то ищи причину (см. выше по списку). 

После всего сказанного слышится вопрос: "Что, всё действительно так плохо?" Отвечаю: "Нет. Когда знаешь врага в лицо, с ним можно и нужно бороться". 

Работая на проверенных материалах со стабильными свойствами и печатая красками, характеристики которых известны, можно стабилизировать процесс, привести его к некоему стандарту местного масштаба. Хотя он будет несколько широк и с размытыми границами. 

Печатник в большинстве случаев способен добиться относительно стабильных параметров печати (краскопереноса, растискивания). Что вселяет надежду в возможность стандартизации если не флексопечати в целом, то, по крайней мере, отдельных процессов на конкретных производствах. И то, слава Богу!

 

 

 

Журнал "Флексография" №1 (31) февраль 2009 года

К вопросу о контроле параметров запечатываемого материала и красок.

Публикация подготовлена на основе материалов виртуального круглого стола по проблемам стандартизации флексографского производства, прошедшего на объединённом портале Publish.ru. 

А.С.Сорокин
главный технолог, компания «Аляска-Полиграфоформление»


Давайте для начала решим, что делать с информацией, полученной в результате входного контроля. Иногда жене лучше не знать про измену мужа, если она ничего не может с этим поделать... Показательный пример. На одном из предприятий города в больших количествах использовалась бумага БК40 под печать и иарафинирование. «Служба качества», имея с советских времён прилично оснащённую лабораторию, проверяла бумагу более чем по 10 параметрам. Протокол проверки передавался в производство. 

Но зачем? Из опыта работы с этой бумагой я знал, что причина 90% её возвратов — провисание края полотна и мятая втулка. Именно эти параметры никак не контролировались и обнаруживались только на печатной машине. По всем прочим причинам за полгода не было сделано ни одного возврата или изменения в технологии переработки. Но три сонные тётки всегда были при деле, количество актов росло — «дела идут, контора пишет»... Что любопытно, начальство было довольно работой своей службы и демонстрировало мне её как образцовое подразделение! 

Теперь к нашим баранам. В большинстве случаев отечественная полиграфия работает на импортном сырье (бумаге, плёнке) ведущих мировых производителей. Как правило, это серьёзные ребята, отвечающие за свои слова: достаточно потребовать сертификат и проверить соответствие по документам поставки. 
С краской дело не так просто и требует специального разговора. Да простят меня специалисты за вульгарное изложение (я обещал быть проще и доступнее). Краска — это прежде всего пигмент или красящее вещество. Всё остальное — средства доставки и закрепления пигмента на полотне (бумаги или плёнки). Производителей пигмента можно перечесть по пальцам одной руки, и все красочиики, грубо говоря, берут один и тот же пигмент и месят из него краску. Если её положили в байку в Германии, она называется «немецкой», если во Франции — «французской»... 
Беда в том, что, как у домашних хозяек, — в кастрюлю вес кладут одно и то же, а суп получается разным. Флексографская краска не стандартизована и может отличаться (порой значительно) у разных производителей, и даже у одного производителя небольшие отклонения — не редкость. Стоит ли продолжать? Придётся, чтобы не сочли за труса. 
Начнём со CMYK. В этих красках самые стабильные, технологически отработанные пигменты. Связующие добавки и растворители (в красках на основе растворителей) подобраны давно и на славу. Для CMYK делаются тесты, на основании которых строятся профили. Печатнику и цеховому технологу остаётся только проверить, соответствует ли плотность и цвет 100% плашки тем параметрам, при которых катался тест. Если показатели плотности не отличаются более чем на 0,1, а цвет лежит в указанных в таблице пределах ДЕ, можно начинать печатать.

 

Cyan

Magenta

Yellow

Black

Этикеточная 
бумага

5

7

6

4

Бумага/картон

6

10

9

5

Пленка

5

7

6

4

 


Понятно, что в ходе печати контролируется растискивание, но к контролю параметров краски это уже не имеет отношения. 
Краски Pantone — это дебри, через которые есть более менее торные тропинки. Но это уже другая история. Для них разбег от заявленного цвета может быть очень значительным. Пигменты, из которых получают те или иные цвета Pantone, у фирм уже могут быть различны. Физические (скорее, химические) особенности пигментов диктуют специфику связующих и растворителей. 
Потому разные краски одной серии от одной фирмы могут быть различны по составу и, как следствие, несходны в проявлениях. А ведь они бывают не только монопигментные. Добрая треть базовых красок — это уже смешанный «пантон». На каждый цвет из веера существует до полутора десятков рецептур, и ещё есть над чем поработать. Нам для приготовления «пантона» предлагается один рецепт из этого букета. Гуманно — иначе голова бы пошла кругом. 
Надо лишь помнить, что этот вариант не единственный и, может быть, не лучший применительно к данному конкретному случаю. На производствах, имеющих дело с ограниченным количеством материалов и длинными тиражами (гофрокартонное предприятие), поступают так. В лабораторию поставщика краски передаются образцы бумаг. При необходимости печатать новый «пантон» на одном из этих материалов в лабораторию делается запрос с указанием материала и номера пантона. Оперативно приходит ответ с необходимой рецептурой. Поэтому на один и тот же цвет постепенно скапливается несколько рецептур, предназначенных для красок под разные материалы. Если новый материал похож на один из прежних, можно воспользоваться уже известной рецептурой. Идеально! 
В таких лабораториях красочных фирм сидят специалисты, понимающие природу краски, и их может сильно выручить пробопечатный станок за 15-25 тыс. долл. Логично предположить, что там есть люди, чувствующие цвет. Такие люди вообще встречаются не часто и стоят недёшево. Это всегда обидно руководству: «Много понимают о себе!» Потому есть большой соблазн заменить строптивца железкой под названием ПК. 
Ещё один отвлеченный пример — программы-переводчики. Простые вещи переводить можно, на сложных текстах получается в лучшем случае подстрочник. По-пробуйте перевести на английский и обратно этот текст — забавная вещь получится. Но мой приятель, профессиональный переводчик, как ни удивительно, пользуется для ускорения процесса электронным помощником. Он говорит, что помогает, выполняя рутинную черновую работу. Но без человека на конце цепочки не обойтись. 
Программы по подбору «пантонов» работают так же. По известной рецептуре мешается краска, тискается на машине по какому-то материалу. Получается не совсем то, а иногда совсем не то... Это нечто замеряется спектрофотометром, честно определяющим координату цвета: да — не то. В ПК вводят координату, прося помочь из неё сделать «то». ПК штука подневольная, отказать не может и даёт рецептуру добавок. И снова «не то», но уже другое и ближе к желаемому. 
Казалось бы, шаг за шагом молено прийти к истине... Как бы не так! Чем из большего количества компо¬нентов состоит рецепт, тем краска «грязнее», чего уже никто не исправит. Нужно сливать полученную краску и, проанализировав итоговую рецептуру, оптимизировав её с целью сведения количества компонентов к минимуму, снова месить. Как по¬нимаете, снова нужен тот тип, от которого хотели избавиться. Но шаманит он уже меньше, гонору поубавилось — работать с таким можно. Хотя «дурак» с ПК — тоже не выход. 
Заметьте, мы ещё не прибли-жались к печатной машине, не начинали печатать, а уже столько заморочек! Один мой знакомый ита-льянец говаривал: «Ротогравюра (за исключением дизайна и формных процессов) — ремесло, флексо — искусство». Но это если по гамбург-скому счету. 
Самые большие кудесники, ша-лости которых уже не исправить ни краской, ни чем иным, — дизайнеры и инженеры препресс-бюро. Им хорошо бы знать и учитывать в работе, что цветовое пространство человеческого зрения, экрана монитора, цветопробного принтера и реальной печатной машины — четыре большие разницы. Причём возможности печатной техники и красок из всех четырёх реалий самые скромные. 
Касательно цветов из веера Pantone нужно помнить, что такие, как в нём, насыщенные оттенки можно получить, используя краскопере-нос анилокса с линиатурой около 140 лин./см. То есть максимальная линиатура печати 80 лин./дюйм, остальное «засыплет». А если на одной форме имеют место и растр с линиатурой 132 лин./дюйм с точками 3%, и насыщенная плашка, то последняя будет бледнее, чем в веере, раза в полтора. Если на упаковке кроме растровой пестрой картинки присутствуют еще хотя бы два цветных поля, выполненных CMYK, вы обязательно заметите в них разнооттеночность при повторных тиражах. Картинка при этом будет та же, а цветовые поля будут заметно отличаться. Их рекомендуют печатать Pantone. Серебряная, золотая краски — это еще дополнительные цвета, а значит дополнительные печатные секции или прогоны. Поэтому лишних секций при печати упаковки не быва- ет. А у узкорулонщиков они есть. УФ-печать Не секрет, что печатая упаковку офсетным способом, ее покрывают УФ-лаком для блеска и защиты от внешних воздействий. УФ-краски после полного закрепления менее других подвержены царапанию. Их пигментация столь велика, что картин- ки получаются яркими и насыщенными. Существуют УФ-лаки блестящие и матовые, химически стойкие и тактильные. 
Тактильные лаки можно положить «горкой». Они создают выпуклое изображение. Мало того, почти во все секционные печатные машины, кроме традиционных флексографских секций, можно вставить секции трафаретной печати. Этим способом возможно положить красочный слой толщиной до 40–100 мкм. Для сравнения, офсетом этот показатель составляет порядка 1 мкм, флексо — до 3 мкм. А зачем фармацевтам эти микрометры? Отвечаю: чем толще красочный слой, тем дольше будет выцветать упаковка, тем более продолжительное время она будет оставаться яркой и привлекательной. И самое интересное на сегодняшний день: информация, напечатанная тактильным лаком, доступна для мануального считывания слепыми и слабовидящими людьми. А это с некоторого времени становится одним из требований для упаковки лекарственных средств. Отделочные операции …могут быть осуществлены как на печатной машине «в линию», так и на послепечатном отделочном оборудовании (таком как NewFoil). На печатной машине можно выполнить горячее и холодное тиснение фольгой, конгревное тиснение, лами- нацию. Горячая фольга, а сегодня и холодная, бывает золотой, серебряной, цветной, голографической, флюоресцентной. Ламинацию возможно осуществить прозрачной и голографической пленкой. Кстати, при выборочном нанесении голографи- ческий рисунок становится еще и замечательным украшением. На NewFoil, кроме всего прочего, можно осуществить и припрессовку позиционированной авторской голограммы. Следует отметить, что все это уже делается на этикетках и малоформатных коробочках для парфюмерии.

 

 

 

Журнал "Packaging international" №1 (54) февраль 2009 года

Узкорулонная полиграфия для фармацевтической промышленности

В последнее время на фармацевтическом рынке развернулась нешуточная конкуренция, которая выливается в своеобразное соревнование рекламы и упаковки. В такой ситуации полиграфистам-узкорулонщикам и фармацевтам стоит взглянуть друг на друга по-новому. Что полиграфисты могут предложить и о чем фармацевты не знали? 

А.С.Сорокин
главный технолог, компания «Аляска-Полиграфоформление»
 



Судя по опыту, производители фармацевтической продукции никогда не рассматривали узкорулонную полиграфию как своего партнера. Да и полиграфисты, специализирующиеся в основном на самоклеящихся этикетках, тоже нечасто стучались в дверь фармацевтов со своими предложениями. Исключением является разве что печать по фольге. Но для этого обычно использовались специальные печатные машины. И хотя у печати по фольге есть свои особенности (не всякая, даже технически совершенная машина это сможет), специфичность этих машин не в исключительности, а скорее в их примитивности и узкой специализации. Картонные коробочки для медицинских препаратов тоже всегда были «епар- хией» листовых офсетных машин. Тем более, при не слишком высоких требованиях к качеству и исключительно низкой цене их печатали на малоформатных однокрасочных листовых машинах в несколько прогонов, а вырубали на тигельных прессах. И все были довольны. Сегодня в арсенале полиграфистов совершенно новый широчайший ассортимент возможностей. Во-первых, восьми- и десятикрасочные машины. Во-вторых, самые высокопигментированные ультрафиолетовые краски. В-третьих, вырубка и отделочные операции «в линию» и на специальном отделочном оборудовании. 

CMYK-печать.…хороша для растровых картинок фотографического типа. Но вот имитация пантонных цветов и оттенков выходит не очень уверенно. 

Если на упаковке кроме растровой пестрой картинки присутствуют еще хотя бы два цветных поля, выполненных CMYK, вы обязательно заметите в них разнооттеночность при повторных тиражах. Картинка при этом будет та же, а цветовые поля будут заметно отличаться. Их рекомендуют печатать Pantone. Серебряная, золотая краски — это еще дополнительные цвета, а значит дополнительные печатные секции или прогоны. Поэтому лишних секций при печати упаковки не быва- ет. А у узкорулонщиков они есть. 

УФ-печать Не секрет, что печатая упаковку офсетным способом, ее покрывают УФ-лаком для блеска и защиты от внешних воздействий. УФ-краски после полного закрепления менее других подвержены царапанию. Их пигментация столь велика, что картин- ки получаются яркими и насыщенными. Существуют УФ-лаки блестящие и матовые, химически стойкие и тактильные. 
Тактильные лаки можно положить «горкой». Они создают выпуклое изображение. Мало того, почти во все секционные печатные машины, кроме традиционных флексографских секций, можно вставить секции трафаретной печати. Этим способом возможно положить красочный слой толщиной до 40–100 мкм. Для сравнения, офсетом этот показатель составляет порядка 1 мкм, флексо — до 3 мкм. А зачем фармацевтам эти микрометры? Отвечаю: чем толще красочный слой, тем дольше будет выцветать упаковка, тем более продолжительное время она будет оставаться яркой и привлекательной. И самое интересное на сегодняшний день: информация, напечатанная тактильным лаком, доступна для мануального считывания слепыми и слабовидящими людьми. А это с некоторого времени становится одним из требований для упаковки лекарственных средств. 

Отделочные операции …могут быть осуществлены как на печатной машине «в линию», так и на послепечатном отделочном оборудовании (таком как NewFoil). На печатной машине можно выполнить горячее и холодное тиснение фольгой, конгревное тиснение, лами- нацию. Горячая фольга, а сегодня и холодная, бывает золотой, серебряной, цветной, голографической, флюоресцентной. Ламинацию возможно осуществить прозрачной и голографической пленкой. Кстати, при выборочном нанесении голографи- ческий рисунок становится еще и замечательным украшением. На NewFoil, кроме всего прочего, можно осуществить и припрессовку позиционированной авторской голограммы. Следует отметить, что все это уже делается на этикетках и малоформатных коробочках для парфюмерии.

 

 

Журнал "PrintWeek" №1 27 января 2009 года

Специализированное разнообразие

Став в свое время на путь диверсификации, cанкт-петербургская типография «Аляска-Полиграф-оформление» в условиях кризиса пожинает плоды такой политики. 

Текст: Дмитрий Липавский 

«Сотрудники управления на репетиции новогоднего номера, – встречает на проходной генеральный директор Михаил Белоусов. – Мы решили не отказываться от корпоратива: во-первых, это ежегодное чествование лучших работников с награждаем победителей по восьми номинациям и далеко не символическими призами. Во-вторых, именно в трудные времена мы хотим подтвердить уверенное положение компании на рынке: и перед собственными специалистами, и перед партнерами. Поэтому на новогоднее мероприятие традиционно приглашаем клиентов, поставщиков, друзей компании. Ну и наконец, процесс подготовки праздника был начат еще в сентябре, поэтому что-то отменять большой экономической целесообразности нет. В общем, мы уверены, что моральная выгода от его проведения с лихвой компенсирует все финансовые затраты. Тем более что для подготовки наших номеров мы привлекли профессиональных режиссера, хореографа, музыканта, видеооператоров – все на высшем уровне». 



Руководителем предприятия, выпускающего самоклеящуюся и термоэтикетку, рулонную упаковку и термобилеты и входящего в группу компаний «Полиграфоформление», Михаил был назначен в январе 2003 г. – именно с этого момента ведется новая история «Аляски». После приобретения в 2002 г. двух узкорулонных флексомашин Arsoma Gallus EМ280 для изготовления самоклеящихся этикеток ОАО «Полиграфоформление» задалось вопросом, как лучше выйти на рынок: начать бизнес с нуля или организовать совместное предприятие с уже работающей в этом сегменте компанией. Выбрали кооперацию с небольшой типографией «Аляска-Принт», обладавшей одной узкорулонной флексомашиной и определенным технологическим опытом. Для совместной деятельности «Полиграфоформление» предоставило свои производственные площади. Но через год партнеры расстались: хозяева площадки остались недовольны результатами общего бизнеса. «Мы решили сохранить название “Аляска-Полиграфоформление” и пошли на такой шаг вполне осознанно», – говорит Михаил. После достаточно болезненного расставания, под его руководством осталось 24 «производственника » и один менеджер по продажам. Плюс довольно большие долги, и поставщикам, и персоналу, на погашение которых потребовалось несколько месяцев. 

Диверсифицированная специализация 

Если около 20 новых сотрудников удалось привлечь после закрытия обойной фабрики, принадлежавшей «Полиграфоформлению», то количество заказов оставляло желать лучшего. У Михаила уже имелся почти трехлетний опыт работы в секторе гибкой упаковки на других предприятиях этого холдинга, поэтому было решено наладить ее выпуск небольшими тиражами на узкорулонных флексомашинах. В первую очередь интересовала печать на нетянущихся материалах, которые были под силу машинам Arsoma: различных видах бумаг, аллюмоламинатах, многослойных материалах, толстых видах пленок. К этому времени появился определенный спрос на небольшие тиражи саше-конвертов, бумажной упаковки для специй, пакетиков для одноразового мыла и шампуня, упаковки из фольги и др. «Наш обычный тираж весит от 15 до 300 кг. Но, если заказчику нужно, мы в состоянии сделать и 1,5 кг в 1–2 краски, были бы желающие заплатить за работу 250 евро. Такое небольшое количество упаковки требуется, чтобы расфасовать, например, 1000 кусочков одноразового мыла для гостиницы. Я думаю, такие маленькие тиражи не многие могут предложить, но высокий уровень рентабельности позволяет нам их изготавливать», – рассказывает Михаил о достижениях в этом сегменте. Два с половиной года назад типография занялась производством термобилетов для кинотеатров, стадионов, театров и музеев. Чтобы они стали документом строгой отчетности их необходимо пронумеровать. Так образовался участок термопринтеров, который сейчас работает круглосуточно. Что касается флексографской техники, то в то время предпочтение отдавалось оборудованию компании Mark Andy (США): производство пополнилось паро

А вот Вам сегодня повезет!